Глава 12. Попытка не пытка?

– Аллё. – Зевнула я в трубку, пытаясь открыть второй глаз.

– Рина. Привет. – Раздался преувеличенно весёлый женский голос.

– Я не Рина… – Привычно огрызнулась я, отдаленно соображая, кто это может быть. – Хм…Розали?

Так. Точно. Семейству Калленов я про смену имени ничего не говорила, а Эдвард похоже проинформировать не удосужился.

– Да. Я наверно не вовремя. – Пошла она на попятную.

– Извини, привыкла огрызаться. – Сменила я гнев на милость. – Просто меня уже давно никто так не зовёт.

– Почему? – Опешила свеже воскресшая вампирша.

– Я сменила кличку. – Убрала я с лица волосы и снова залезла под теплое одеяло. – Так мне удобнее на тракте. Теперь я дипломированная ведьма: Аллари Ведная.

– О! – Раздавшееся из трубки меня позабавило. – А почему Ведная?

– Фантазии не хватило. Ксандр спросил, какую фамилию писать, а в голове вертелась только мамина: Редная. Вот я и сменила одно букву. И кстати, очень прошу вас тоже звать меня именно так. Хорошо? – На самом деле всё было не совсем так. Первая пришедшая мне на ум фамилия звучала, как Аллари Калена, я почти озвучила эту мысль Учителю и по совместительству директору Мирградской Школы, но вовремя вспомнила, как к этому отнесутся мои обожаемые братья, особенно Рикон. Хотя посмотреть на лицо Эдварда, когда он читал мой свиток и углядел бы там такое, я бы не отказалась.

– Хорошо. Аллари? Правильно?

– Совершенно верно. Так, что-то случилось? – Теплая постель и приятные мысли опять начали манить меня ко сну.

– Не знаю? То, что я вся в синяках и у меня болит почти каждая клеточка, это считается?

– От чего? – Спросила я, хотя сам ответ меня мало интересовал. Всё и так очевидно.

– От рук Эдварда. – Выпалила она на большой скорости.

– Э.… Это когда ты с лестницы упала? – На всякий случай уточнила я.

– Да.

– А!.. Ну, спроси у Карлайла, чем надо помазать. У меня синяки пока надолго никогда не задерживались. – Можно снова расслабиться и закрыть глаза.

– Понятно. – Голос Розали стал расстроенный. Какие-то надежды я не оправдала? Что ж пусть привыкает. – Знаешь, быть человеком оказывается так неудобно.

– Да. Жить вообще вредно, от этого умирают. – Пошутила я. – Но не волнуйся, я возьму новый реал, и тебя опять смогут сделать сильной и неуязвимой.

– А приблизительно когда ты планируешь взять этот новый реал? – Со страхом спросила девушка…

– Думаю, через пару недель пойму это наверняка. – Прикинула я свои возможности по поиску Виктории. Шанс, что я найду её раньше очень небольшой. Если конечно она сама ко мне не заявится, что вряд ли.

– Ри… Аллари. – Выбил меня из раздумий, эхом раздавшийся в телефонной трубке голос Эдварда. У меня даже дыхание перехватило от неожиданности.



– Привет, Солнце. – Голос прозвучал намного мягче, чем бы мне того хотелось.

– Я… мне очень нужно с тобой поговорить. – С едва заметной паникой сказал он.

Эхо раздражало, и, прислушавшись, я различила, как из далека, доносились звуки дивана, на котором кто-то сменил позу – Розали. Едва уловимый выдох слова «Эдвард» – Эсми. Хмыканье Эмметта – его ни с кем не спутаешь. Легкий прыжок на деревянном полу – Эллис. Скрип половиц, как будто кто-то качнулся, не отрывая ног от пола – наверняка Джаспер. И конечно несколько уверенных шагов моего бывшего «жениха», которые я различу из миллиона.

– Хм… – Не знала я, что ответить. Что он вечно так неожиданно появляется со своими вопросами? Может сказать, что бы высылал список заранее по электронной почте?

– Ты меня слышишь? – Уже спокойнее спросил он, а я решила, что говорить сейчас, при таком количестве свидетелей совершенно не готова. В голове очень кстати пронеслась шутка Демиана про «ананасы – мыеёсы», которую я сразу же и озвучила.

– Почему на русском языке «мы её» пишется раздельно, а «Она нас» слитно? – Зажмурившись, протараторила я, старательно выделив букву «О» и сделав паузу между словами.

– Что? – Удивился он.

– Ответишь на вопрос, тогда и поговорим. – Расплылась я в самодовольной улыбке.

– «Она нас» пишется раздельно. – Серьезно ответил он.

– Мимо. – Радостно воскликнула я и, пока он не озвучил верный вариант, поспешила закончить разговор. – Найдешь ответ, звони. А сейчас отдай трубку Розали, и выключи громкую связь, а то у меня эхо в ушах. Кстати, всем привет и моё почтение отсутствующему Карлайлу. Рада была слышать ваше дружное сопение.

В трубке раздался звонкий смех Эллис, комментарий Эмметта и виноватый вздох Эсми. Что промямлил Джаспер, я даже не поняла, но больше всего было похоже на «извини».

– Да, Ри…, как там тебя. – Эхо стихло, и голос подала Розали.

– Аллари. – Подсказала ей мать семейства.

– Спасибо Эсми. – Искренне поблагодарила я. Настроение стало стремительно подниматься вверх. – Розали, с тобой сейчас точно всё нормально.

– Ну, зависит от того, что считать нормальным.



– Что нормально для человека, Карлайл знает лучше меня, но если что, не бойся беспокоить меня по всякой ерунде. Я всегда рада помочь, если смогу, конечно.

– Спасибо.

– Не за что.

– А когда ты приедешь к нам? – Я снова замешкалась с ответом, продумывая все возможные варианты. Но вот столкнуться с Эдвардом в его доме мне почему-то страшно.

– Аллари? – Снова позвала моя кровная подруга.

– Я…. Не знаю. – Вымученно ответила я. – Может, как раз через пару недель. А сейчас извини, но мне надо идти. Была рада тебя услышать.

Не дожидаясь её ответа, я разъединилась, в страхе, что этот разговор может дойти до той темы, о которой я думала половину сегодняшнего утра. Теперь точно знаю, что все Каллены в курсе нашей встречи с Эдвардом. Интересно, кому сказать спасибо? Эллис принялась разглядывать моё будущее или Эдвард сподобился исповедаться? С пифией на всякий случай стоит подстраховаться. Эх. Снова жаль, что Рикона поблизости нет. Что-то мне позарез нужен целый воз новых еще не придуманных Ковеном заклинаний.

Снова уснуть не получилось. Ближе к семи, я, наконец, выбралась из своего номера и, надев джинсы и водолазку, позвякивая связкой амулетов, спустилась в ресторан толи на очень поздний обед, толи на ранний по моим меркам ужин. Покидав в желудок еду, я постаралась переключить всё своё внимание со вчерашнего «вампира» на сегодняшние планы по поиску Виктории. Но лицо Эдварда упорно не хотело покидать мою голову.

А выглядит он действительно паршиво. Хотя видел бы он меня полтора года назад. Спорю на что угодно в борьбе за первое место в номинации «кто на свете всех страшнее» я бы дала ему сто очков вперёд. Но за полтора года я оклемалась, а он нет. Как будто застыл в том времени, когда писал мне smsки.

Вспомнив его просьбу, я представила как из моей сумки исчезает устаревший сотовый аппарат и появляется в моей руке.

От Эдварда: «Рина. Это Ты?» – Первая новая sms.

– Нет. Это Аллари. – Хищно оскалилась я.

От Эдварда: «Все равно я тебя люблю!»

– Ну и дурак. – Так же зло хмыкнула моя светлость. – Ты ведь знал, что я приехала и еще, небось, следил, раз так вовремя появился на той кривой дорожке. Подслушивал, о чём я сама с собой болтаю. У! «Упырь» не добитый!

Но перед глазами снова появилась картина нашей новой первой встречи. Его золотые глаза, полные вины и растерянности. Любовь и страх, которые исходили от него.

От этих мыслей внутри всё съежилось и заныло, а по плечам и шее побежали холодные мурашки, пытаясь сымитировать его устремленные в мою спину взгляды. Я даже обернулась, что бы убедиться, что за соседнем столиком, как и во всей восточной части зала никого нет.

Как же я по нему соскучилась…. расплылась я в вымученной улыбке и, тихо застонав, уронила голову на принесённую официантом папку со счётом, бедный парень еле руки успел отдернуть.

– Мисс? – Удивлено спросил он. – Если у вас при себе нет такой суммы, то мы можем записать её на ваш счет, и вы оплатите его при выезде из гостиницы. – «Только тогда я сразу могу забыть про чаевые».

Меня пробило несколько нервных смешков и я, вынув из кармана джинс скомканную пятидесятку, не отрывая лба от стола, сунула её в руку официанту.

Он не решился просить у меня вернуть сам счёт, а просто пошел его оплачивать. Подождав, когда он скроется из вида, я подскочила со своего места и, давя смех, выбежала из зала. Пусть мальчик порадуется, при условии, что поела я, где-то на десять баксов, чаевые у него получаются шикарные.

Что мне теперь делать я представляла весьма смутно и для начала решила найти какое-нибудь бесхозное поле для своих экспериментов.

Проходя мимо ресепшн, я попросила карту штата Вашингтон и развернула её в машине. И так, что мы имеем? Простор для поисков огромен. Один национальный парк «Олимпия» разделяющий Сиэтл и Форкс чего стоит. Но я бы на месте Виктории пошла вглубь штата. И людей больше и затеряться легче. Это только для Калленов в приоритете являются животные.

Бегать по всему штату с высунутым языком даже со скоростью местных «вампиров» попросту глупо. Если кого и найду, то только по чистой случайности. Значит, надо думать. Надеюсь, гены братика во мне есть, и за время работы на тракте способность фантазировать я не потеряла.

Теперь вопрос куда?

Встреча с ротой новоиспеченных Викторией обращенных в вымотанном магией состоянии мне не нужна. Лишние зрители тоже. Из всего многообразия направлений выбор пал всё на тоже большое зелёное пятно на моей карте.

Выбрав уединенную полянку, недалеко от которой можно было оставить мой «MURANO», я отпустила стайку летучих мышей и, заглушив мотор, пошла в глубь леса, а за моей спиной лобовое стекло укутанной в защитное заклинание машины светилось надписью:

«Эдвард Каллен, не тронь машину. Я жить хочу!!!»

Шутки, шутками, а с чего начинать?

У Рикона в голове всегда носятся миллионы идей и варианты их воплощения, а я даже не помню основные каноны соединения силовых оболочек.

Вспоминаем школу.

Для начала, что мне надо. Мне нужно поисковое заклинание, которое покроет как минимум несколько десятков километров вокруг. Из всего, что мне известно на такое способно только заклинание рассеивания остаточной магии, только вот назад такие искорки обычно не возвращаются.

Возвратное заклинание возможно только при применении отражающего элемента как в поисковом пульсаре. А возможно ли как-то наделить этими свойствами заклинание рассеивания?

Создав поисковый пульсар, я для наглядности окрасила его в голубой цвет и принялась разглядывать структуру. Поскрипев мозгами, я сложила в голове небольшую формула на основе заклинания Лагда Мурского и рассеяла его, только вот дальше чем на окружающую меня полянку искорки не долетели.

Жаль, что сейчас ночь и все мои заклинания работают намного слабее, чем, если бы использовала их днём. Значит, увеличиваем мощность.

После не менее сотни попыток площадь покрытия увеличилась в сотни раз. Это конечно ещё не весь штат и даже не его половина, но несколько ближайших городов задеть удалось.

Быстро добежав до машины, я сверилась с картой и поняла, что самый ближайший сигнал вернулся из небольшого городка Олимпия, куда я и направилась, даже забыв про свои первоначальные опасения о появлении Эдварда и не взирая на ярко горящую надпись.

Добравшись до нужного города всего за каких-то двадцать минут, я выскочила из машины и снова рассеяла заклинание. Город оно покрыло только со второй попытки, но это уже не плохо, постепенно привыкну лучше сопоставлять расстояния и свою силу.

Пробежавшись по городу в поисках найденного объекта, я наткнулась на благовидную женщину лет сорока, скрывающую свои красные глаза за темными очками, что под покровом ночи смотрелось особенно комично.

Настроение уже просто зашкаливало. Немыслимыми усилиями я справилась с порывом, кинуться к ней на шею, и просто подпрыгнув на два метра в высоту, скандировала:

– Нашла! Нашла! Нашла!

Стянув надетые секунду назад очки, женщина с интересом уставилась на побеспокоивший её объект и, не выдержав, решила начать разговор.

– Вы меня искали? – С недоверием спросила она, принюхиваясь к моему неуловимому запаху.

– Нет. – Радостно взвизгнула я. – Но какая разница. Главное же, что нашла!

– Смотря, что именно вы искали. – «Может она знает, что я вампир и решила попросить обратить себя?»

Услышав эти мысли, я снова расхохоталась на всю округу, чем ещё больше ввела в ступор незнакомую мне женщину.

– Вам нужна помощь?

– Ага. Психиатрическая. А с остальным я и сама справлюсь.

Развернувшись на каблуках и напевая одну из записанных на моём новом мр3 песенок, я направилась в сторону своей машины, по-пути составляя заклинание забвения.

– Эй, девочка. Я когда-то психоаналитиком работала. Может, действительно смогу помочь? – С повышенной долей участия окликнула вампирша, прикидывая, как можно меня удержать и повнимательнее изучить. Моё странное поведение в сочетании с запахом не позволяло ей спокойно пойти своей дорогой.

В ответ она услышала только новый взрыв хохота.

Уж больно хорошее у меня настроение. Нет не так. Оно гипервесёлое.

Однажды такое уже было.

Началось всё во сне. Мне как обычно приснился Эдвард. Суть событий уже не помню, кажется, мы, как обычно ругались, выясняя, кто из нас… глупее. В общем, я не выдержала и двинула ему в челюсть. Этот, в конец обнаглевший «упырь», озверел и швырнул меня в сторону, из-за чего я как обычно звезданулась обо что-то затылком. Вместо того, что бы добить разразившуюся отборной тролльей бранью «невесту», Эдвард с остервенением схватился за мой правый сапог в попытке его стащить, что при наличии тугой армейской шнуровки сделать было сложно. Развязать его, мой недалекий по всем признакам «женишок», тоже не додумался и, помогая своим рукам, схватился за мысок сапога зубами. Отказываясь верить в увиденную картину и зажмурившись, я потрясла головой. Нога ударилась голой пяткой об землю.

Я распахнула глаза и увидела отскочившего от меня локтей на десять поджимающего правую лапу кьярда, который, поджав вожжи, растерянно и виновато смотрел на меня, как побитая собака. А в стремени болталась пожеванная обувка.

Выяснилось, что я уснула прямо в седле и вместо челюсти Эдварда зарычала и въехала в затылок своему скакуну, тот во избежание повторения попросту сбросил меня на землю, и что бы скрыться на безопасном расстоянии пытался зубами вытащить из стремени мою застрявшую ногу.

Озверевшее лицо Эдварда с моим сапогом в зубах ещё долго преследовало меня. Дойдя до ближайшего селенья, я уже не могла спокойно сидеть в седле - душа требовала зрелищ.

Не буду вдаваться в подробности, но результат был весёлым. Я бы даже сказала феминистическим. Всё женское население не маленькой деревеньки «Ступинка», подогретое моими речами и магией, объявили бойкот своим мужьям, отцам и братьям. И что хуже устроили массовую забастовку, целыми днями валяя дурака, плетя венки из полевых цветов и купаясь в речке.

Масштаб акции поражал даже меня, что уж говорить о старосте, древнем старичке, который по нескольку раз на дню ходил ко мне на поклон и, взывая к моему временно уволившемуся благоразумию, уговаривал прекратить это безобразие.

Если в мире Демиана, даже самый не приспособленный к домашнему труду мужчина вполне может, захлопнув за женщиной дверь, купить в магазине полуфабрикаты и разогреть или пожарить их дома. С третьей попытки точно поймет, что стирать лучше по одной вещи и на режиме деликатной стирки. В таком случае самое страшное, что может произойти, это не отойдут пятна. А то и вообще отнесет грязные вещи и химчистку. В общем, больших проблем из-за отсутствия рядом хозяйки не возникнет.

А теперь представьте мой мир.

Это было что-то. Настоящий хаос. Орущие дети, голодные мужчины, бегающие по двору не до общипанные куры и воющая дурным голосом не доенная скотина.

Закатить скандал своим вторым половинкам мужчины не могли в первую очередь по тому, что боялись моего магического гнева.

Закончилось это весёлое мероприятие через три дня, когда настроение стремительно упало и обговорив со старостой несколько несущественных требований, таких как запрет на рукоприкладство и помощь по уборке скотного двора, ведьма уехала, и деревня вернулась к привычному укладу жизни. А я всю следующую ночь проревела в лесной темноте, понимая, что мне возвращаться не к кому.

Как бы и теперь плакать не пришлось.

Удовлетворенная полученным результатом и скрыв воспоминания вампирши, я поехала в отель. Время близилось к рассвету и, дозвонившись Демиану, я пожелала ему спокойной ночи и скрутилась калачиком под одеялом.

Сон сморил меня быстрее, чем я предполагала, но нормально выспаться не получилось. Уже около двух часов в соседнем номере постоялица устроила грандиозный скандал, обвинив уборщицу, а за одно и весь отель в воровстве.

Заглянув в голову ограбленной, я знала, что она убрала векселя в чемодан и забыла, но уже вызванная полиция прекрасно разберётся в этом и без меня. Чтобы не слушать эту брань, под которую всё равно не усну, я решила воспользоваться дневным временем для отработки формирования нового поискового заклинания.

Через три часа сборов, завтрака и дороги, я вернулась на выбранную этой ночью полянку и уселась по-турецки. Итак, с чего начнем?

Формула Лагда Мурского, соединение с поисковым пульсаром, рассеивание.

БАМ!!!

Очнулась я уже лежа.

Вот это номер! Что-то редко я колдую в дневное время. Совсем забыла, настолько меньше требуется магии для активации заклинаний. Держась за голову, я пролежала около двадцати минут. Когда гул начал затихать снова села и продолжила своё черное, или теперь уже белое, дело.

Итак, складываем руки, выведение формулы, пас левой рукой, захват, создание поискового пульсара, соединяем, а теперь медленно....

Как же ночью это так быстро получилось? И ничего меня так не встряхивало. Может встать? Пролежав ещё с пол часа, и собрав в кучу все свои воспоминания, я поднялась на ноги, и, уперев правую ногу, повторила все пасы на большей скорости.

На этот раз волна магии не оглушила меня и даже не сбила с ног. Значит получилось? Снова сев по-турецки я принялась отсеивать информацию.

Многовато тут «упырей» развелось и попробуй, разберись, кто тут кто. Хотя вот этих я знаю. С северо-запада пришла информация и пяти охотящихся на животных «вампиров». Интересно, кого там не хватает? Скорее всего, Эмметта. Наверняка он остался сторожить Розали. Как когда-то Эдвард не хотел уходить на охоту, что бы не оставлять одну меня. Хотя нет. Наверно они все там, просто на Эдварда как обычно моя магия не действует.

Закрыв глаза, я опустилась на землю и забыла обо всем, что происходило вокруг меня, целиком и полностью погрузившись в приятные воспоминания. Все-таки как бы я не пыталась себя обмануть, но всё что произошло со мной два года назад, было наверно самым светлым пятном в моей короткой жизни. Воспоминания из детства и школы постепенно стираются, а те два с половиной месяца я помню досконально.

Ха! Меньше трех месяцев, а сколько воспоминаний. Как такое могло произойти. Хотя нет. И то, что предшествовало нашему первому поцелую, тоже заслуживает внимания, значит всё-таки пять месяцев.

Переглядки за школьной партой и в столовой. Слежка за мыслями его семьи. Первый мысленный контакт, который чуть не закончился дракой. Ночные прогулки по лесу. Знакомство с его семью, как сказал Эмметт в естественной среде. Катание на его спине. Даже сейчас руки похолодели от страха, а ведь тогда он почти приучил меня к такому способу передвижения. Поцелуи в машине, совместные ночевки. Сколько всего осталось позади. Купание в ледяной реке, ужины в дорогих ресторанах, где он втихаря перекладывал мне заказанные для его прикрытия блюда, а потом хлопал ресницами, что ничего такого не делал и наслаждался моими попытками его поймать. А обучение сёрфингу. Катание на лошадях, когда меня держали мертвой хваткой, что бы я опять не спрыгнула с седла раньше его. Походы по ночным дискотекам, где он с такой ненавистью зыркал на каждого, кто бросал на меня заинтересованный взгляд, и всячески показывал, что я уже занята.

Смех невольно вырвался наружу. Чтобы я не делала он это всё, что у меня есть. Вернее теперь уже только воспоминания о нём, о том времени, когда он был моим, а я принадлежала ему.

Может поступить, как говорит Демиан? Спровоцировать нашу встречу и посмотреть смогу ли я уйти? А что мне это даст? Он мне нужен и я это понимаю. Но нужен мне не новый Эдвард, а тот, который не говорил мне в лесу как добивался недоступного, и как ему надоело разбираться с моими проблемами, на которые у меня есть целая куча родственников.

А ведь он оказался прав. Именно самые близкие мне мужчины разбирались с моими проблемами, а не мой трусливый Избранный, которому так не хотелось обзаводиться кожистыми крыльями.

Так чего же я хочу от него?

Почему при всем том, что я о нём думаю, тоска, и желание его увидеть, никуда не исчезают. Ведь любовь можно убить и я была уверена, что смогла придушить это чувство, спрятав его за работой на благо ненавистного мне человечества. Почему, как только я увидела его измученное разлукой лицо мгновенно начала таять?

Как хочется вернуть время и хоть немного насладиться тем Эдвардом, который был когда-то давно рядом со мной. Который пытался меня защитить от любых невзгод. Которому было всё равно, что я мечу молнии, ехидничаю и рискую превратиться в подобие гарпии. Который каждый раз повторял: «Всё равно я тебя люблю!»

Тот, который снова написал эти слова всего неделю назад, как будто ничего другого, ранящего до глубины души, никогда мне не говорил.

Сев, я изогнула правую ладонь и сделала то, что не позволяла себе никогда, создала его морок. Теперь передо мной стоял, покачивающийся на ветру, Эдвард Каллен, двухгодичной давности. Облик получился немного размытый и не четкий. Сконцентрировавшись, я подкорректировала некоторые штрихи. Теперь он больше напоминал того осунувшегося «вампира», которого я видела чуть больше суток назад.

Я поднялась на ноги и обошла вокруг него.

Ещё немного магии, и мой бывший парень обзавелся теми горящими глазами, которые излучали решительное намерение не отступать предо мной.

– А нужна ли я тебе, Эдвард Каллен? – Спросила я созданную мною копию, которая даже не смотрела мне в глаза.

– А ты мне нужен. – Прошептала я, и, встав на цыпочки, стараясь не задеть свою иллюзию руками, дотронулась губами до его едва ощутимой щеки. По поверхности морока, прошла мелкая дрожь и через несколько секунд он лопнул миллиардами мелких осколков магии.

– Даже морок не выдержал моего прикосновения, что уж говорить про оригинал. – Невесело ухмыльнулась я, и пошла в сторону машины.

На сегодня хватит магии. Сил у меня практически не осталось, а ещё надо как-то пересидеть эту ночь. Пройдя несколько метров, в памяти всплыла другая картина. Источник. То место, где я могу попробовать восстановить свои силы и не специально встретить его. Нет, я могу встретить там его и прикрыться тем, что мне нужно было восстановить силы. Всё равно резерв у меня в норме, а от усталости Источник не помогает. Но он об этом не знает.

Если суждено, то встретимся, и если он не знает ответа на мою загадку, то просто смогу побыть с ним рядом, а если нет, то значит и не надо. С этими мыслями, я произнесла заклинание перемещения.

Я пролежала на поляне не меньше часа, но Эдвард все не появлялся. Значит не судьба. Но встать и уйти не могу. Выторговав у своей совести оправдание, я решила провести предстоящую ночь или хотя бы её часть на Источнике, намерено вытягивая из него силу и прогоняя по кровотоку, снова отпуская в землю.

Протекающая сквозь меня магия не давала уснуть и не позволяла думать.

С северной стороны ветер принес запах «упыря», я насторожилась и, не поднимаясь с земли, сжала в руке гворд и принялась сканировать пространство.

«Не бойся!» – Пронеслись в моей голове чужие мысли. – «Это я!»

– С чего ты взял, что я этого не знаю?

– Тогда зачем схватилась за гворд?

– Собираю вещи. – Нашлась я, принимая сидячее положение. Решимость попросту испарилась, уступив место панике. Я не хочу ни о чём с ним разговаривать, так как прекрасно знаю, чем закончится любой разговор. Слишком долго я держала в себе свои мысли и не хочу выплёскивать их на него.

– Не уходи. Неужели мы не сможем, просто посидеть на одной поляне?

– Не хочу тебе мешать. – Сухо ответила я, смотря перед собой. Мышцы сковало. Не могу. Я снова не могу вовремя уйти.

– Не уходи из-за меня, пожалуйста. Если ты пришла к Источнику, то лучше уйду я.

Я, молча снова опустилась на траву, молясь, что бы он остался.

«Мне можно остаться?» – Снова мысленно спросил он.

– Я тут не хозяйка, что бы тебе указывать. – Так же немного грубовато ответила я.

– Это фрукт.

– Что?

– Ананас – Это фрукт.

– А. Молодец, Солнце. Возьми с полки пирожок. – Даже не понимаю, как моё сердце может оставаться спокойным.

– Почему Солнце?

– Не хочешь быть моим Солнцем? Хорошо.

– Я не к этому спросил. Можешь называть как тебе удобнее.

– Хорошо.

– Можно ещё вопрос?

Нет. Пришла я к выводу, перебрав в голове все возможные интересные ему темы, но любопытство взяло верх.

– Не обещаю отвечать.

– На тебе ведь больше нет реала. Значит, мы может общаться мысленно?

– В теории, да.

– Тогда почему бы не попробовать?

– Не вижу смысла.

– А когда ты последний раз так общалась?

– Пару недель назад. К чему ты это ведёшь? – Начала нервничать я.

– А ты можешь?..

– Я все могу. – Раздраженно перебила я, снова принимая сидячее положение и, наконец, посмотрев в сторону моего собеседника.

Умытый и побритый Эдвард сидел на земле в двадцати локтях от меня и изучал мою теперь уже разозленную персону каким-то обреченным взглядом. Прислушавшись к своему организму, я ожидала какой-то реакции, той же обреченности, надежды, боли или чего-то столь же трепетного, но моq эмоциональный фон остался верен своему привычному равнодушию.

– Даже изменить прошлое? – Печально улыбнулся он.

– Да. – Улыбка слетела с его лица. – Но скорее не изменить, а стереть из памяти.

– Всем?

– Да. За исключением нас троих.

– Троих? – Чуть повысил голос мой Избранный.

– Хотя, да, с тобой это тоже не получится. Значит, кроме четверых. – С издевкой сказала я и, наблюдая за его немного вытянувшимся от удивления лицом не сдержалась, съязвила. – А что? Ты думал, что входишь в первую пару?

– Нет. Я… – Начал он подбирать слова, а я поднялась на ноги и снова перебила.

– Не буду тебе мешать. Всего наилучшего, Солнце. – Я развернулась я ближайшему краю поляны и направилась в лес.

– Куда ты? – Приблизился ко мне парень.

– Не хочу перемещаться стоя на Источнике, а то опять занесет куда-нибудь не туда.

– Неужели тебе настолько неприятно находиться рядом со мной?

– Неприятно – это не совсем то слово.

– А какое подходит больше?

Больно.

– Не важно. – Спасибо за совет «братик», только душу растеребила.

– Рина, прости, пожалуйста, за мои слова…

– Я не Рина. – Похоже, перебивать его входит у меня в привычку.

– Зачем ты так говоришь? Написала в свитке другое имя? Я же знаю, что ты Рина.

– Если у тебя проблемы с памятью, то напомню, что Рина, как и Аллари – это сокращенные для удобства клички и не более того. И я просто хочу выбрать то, что мне больше по душе, по крайней мере, на настоящий момент. В свитке небольшое отличие только по тому, что я просто не могу ездить под собственной, слишком известной фамилией. А так, как я была Алларианой, так и осталась, только цвет волос, да глаз немного изменился из-за слишком частого использования большого количества магии. Как была магичкой, так её и являюсь, просто теперь у меня диплом магистра III, а не IV степени. И, наконец, как была вампиром, так им и являюсь, несмотря на все изменения, суть неизменна.

– Вампиром?

– Да, вампиром. Или ты уже забыл? Или опять не поверил? А. Наверно считать меня демоном тебе куда приятнее, чем вампиром. – Тараторила я, углубляясь в лес.

– Нет, Ри…. – Произнес Эдвард у самого моего уха. От неожиданности я даже остановилась. – Я никогда так не думал и конечно верю тебе.

– Что ты от меня хочешь?

– Извиниться. Только получается как-то не очень. Я понимаю, что мне нет прощения за те вещи, которые я наговорил тогда. Но я никогда в действительности так не думал.

– Можешь себя не утруждать, я знаю. – Снова направилась я в сторону своей машины.

– Знаешь?

– Я же эмпат. Ты уже всё забыл? Я не только слышу мысли и копаюсь в чужих головах, но и ощущаю эмоции живых существ. Глупо было говорить эмпату, что никогда не любил… – Резко замолчала я, понимая, что голос вот-вот из обвиняющего вполне может превратиться в скуляще-обиженный.

– Значит, ты знаешь, что я по-прежнему так же сильно люблю тебя. – Перегородил он мне дорогу.

– И что теперь? – Сквозь зубы произнесла я.

– А ты?

– Что я?

– Осталось ли что-то в тебе? Или я всё убил два года назад?

– Зачем тебе это?

– Я просто хочу знать правду.

– И что именит эта правда?

– Всё.

– НИ-ЧЕ-ГО. – По слогам произнесла я. – Два года назад я знала, что ты врешь и что это мне дало? Что изменило это знание? Ничего.

– Прости меня.

– Заканчивай с этим. – Опустила я глаза. – Все было давно и не правда.

– Я так не могу.

– Зато я могу. Прощай Эдвард.

– НЕТ. – Крикнул он, схватив меня за руку. – Не говори так больше. Никогда. Прошу тебя.

– Хорошо. Пока Солнце. А теперь отпусти.

– Пожалуйста, ответь.

– Ничего. – Зажмурилась я.

– Что?

– Ничего не осталось.

– Скажи это, глядя мне в глаза.

– Может тебе ещё сплясать? Отпусти.

– Я не верю. – Выполнил он мою просьбу.

– Твое право. Пока.

Эдвард медленно подошел вплотную ко мне и, глядя в глаза, обнял правой рукой за талию. Я отшатнулась в сторону, но меня тут же обхватила вторая рука.

– Неужели ничего не осталось? – Прошептал он, наклоняясь к губам.

От его прикосновений по всему телу вспыхнул огонь. Я замерла на месте, боясь пошевелить даже пальцем, и старалась плотнее сжать губы. Только бы не ответить на его поцелуй, только бы он решил, что я к нему безразлична. Но как же это тяжело, как же хочется самой обнять его, прижать ещё ближе и не отпускать больше никогда. Я даже не могу его оттолкнуть, потому, что руки не будут слушать моих приказов, а вцепятся в него мертвой хваткой.

От напряжения по мышцам пробежала мелкая дрожь, через несколько секунд эта дрожь стала постоянной и я уже не могла её остановить. Казалось, что ещё чуть-чуть и из глаз польются слезы отчаяния.

Зачем он мучает меня?

Эдвард отстранился и посмотрел в мои пустые глаза. После чего выпустил из рук и чуть отступил назад. Я сфокусировала зрение на его растерянном лице, но не смогла вымолвить ни слова.

– Рина! Я по-прежнему люблю тебя! И это никогда не изменится. Неужели я стал настолько безразличен тебе?

Что ему ответить? Что одновременно люблю и ненавижу? Что хочу его ударить, только для того, что бы лишний раз прикоснуться? Что пришла на эту поляну только потому, что хотела столкнуться с ним ещё раз? Сил говорить нет. Если голос сорвется, то все мои усилия пойдут прахом. Ведь и так понятно, что я схожу по нему с ума. Как мазохистка не пресекаю наши встречи, которые приносят столько боли и радости одновременно.

«Я тебе не верю!». – Мысленно ответила я. Эдвард дернулся и посмотрел на меня полу безумными глазами. Впервые я осознанно прибегла к такой форме разговора, и сами слова даже мне разрывали сердце.

– И больше никогда не поверю. – Уже вслух продолжила я, осипшим голосом. – Слишком быстро и слишком просто ты от меня отказался, что бы теперь так убиваться. Я скорее поверю в то, что все, что было раньше, действительно было просто игрой.

– Это не так! Ты же знаешь, что это не так!

Только не разревись, только не разревись.

– Хватит. Мне пора.

– Рина. – Он снова взял меня за руку. – Я должен всё тебе объяснить…

– Я не Рина. – Повысила я голос, который предательски дрогнул в сторону крика.

– Все что я тогда наговорил, было сделано специально, что бы ты возненавидела меня…

– Хватит. – Всё-таки сорвалась я, пытаясь выдернуть свою руку.

– Я думал, что ты ошиблась, и пытался сберечь твою жизнь…

– Ты, что оглох? Или так сложно заткнуться? – Кричала я. – Я не хочу тебя слушать. Я не хочу слышать твои оправдания. Они мне не нужны. Я в них вообще никогда не нуждалась.

– Но Рина.

– Я не Рина. – Свободная рука сама сорвалась с места.

Пощечина получилась хорошая, звонкая и болезненная. Одна радость Эдвард её тоже почувствовал, даже правую руку выпустил.

– Милая, тебе больно? – Испугался он.

Я, молча отшатнулась в сторону, понимая, что если открою рот, то на этот раз орать буду от боли. Наверно перелом со смещением.

– Дай я посмотрю.

«Нет». – Отпрыгнула я.

– Прости, я не хотел, что бы все так получилось.

«Ты только что сказал, что хотел. Ты сам подбирал слова, что бы ударить побольнее, и ударил».

Щелкнув правой рукой, я переместилась к свому «MURANO». Рука нещадно ныла, мелкие косточки неприятно двигались, вставая на свои места. Глубоко вздохнув и успокоив внутреннюю дрожь, я пошла к машине, села за руль, завела мотор и поехала в сторону Сиэтла.

– Только без слез! Только без слез! – Повторяла я сама себе. – Ты же обещала, что больше никогда не будешь плакать из-за него. Вампиры не плачут.

«MURANO» гнал на бешеной скорости. Я только успевала выравнивать руль, обгоняя очередную машину. Скорость не помогала, но остановиться я уже не могла. Надо что-то придумать, что бы успокоить разыгравшиеся нервы. Но что? В голове нет ничего кроме его лица, его глаз, его слов, его губ. Я хочу это прекратить, но думаю только о нем.

Так дальше продолжаться не может.

Резко нажав по тормозам, я с неприятным свистом остановила машину всего в полукилометре от города.

– Дура! Дура! Дура! Какая же ты дура! – Повторяла я, при каждом слове ударяясь лбом о руль ни в чем не повинного «MURANO». – Прекрати о нём думать! Забудь о нем, немедленно! Выкини его из головы! У вас нет будущего! Его все равно не будет! Тебя скоро не будет…


8232171904456708.html
8232205026730378.html
    PR.RU™