Герой повести, моряк, после долгих лет плавания по морям и океанам мира получает длительный отпуск. Он возвращается на Командоры, где провел юношеские годы, чтобы повидать разные места, встретить 12 страница

— Наплодятся еще, — просительно добавил Барсуков.

— Я знала, что зверосовхоз обратился в область с просьбой о забое котиков в Урильей, — спокойно сказала Лена. — И поэтому я... вернее, теперь уже мы составили заключение о категорическом запрете забоя котиков на новом лежбище. — Взяв ручку, она подписала бумагу и пододвинула ее Волкову. Он тоже поставил свою подпись. В комнате опять стало шумно. Лена помахала бумагой над головой: — Ранее заключение было согласовано с поселковым Советом! Все!

Что-то зло выкрикивал Короед; загрохотали отодвигаемые скамейки, стучал по графину карандашом Филинов, спорил с Барсуковым Толик. С серьезным, значительным выражением на лице Ваганов вздевал на себя трубу, Филинов крикнул, что собрание окончено, и, закуривая на ходу, толкаясь, торопливо, будто опасаясь концерта, который вот-вот должен был начаться, зверобои повалили в коридор.

БЕГ ПО БЕРЕГУ ОКЕАНА

Волков открыл глаза. В окно сочился серый рассвет, грохотали двери, слышались громкие голоса, топот ног, стук мисок. Дверь в комнату распахнулась, быстро вошел Филинов, тряхнул одну койку, другую; сдернул одеяло со спящего человека, лежащего на кровати у стены, и Волков увидел, что это Аркаха Короед. Не открывая глаз, Аркаха отмахнулся от Филинова мослатыми кулачищами. Ругаясь, тот стащил парня на пол и потряс за плечо:

— Завтракать, Аркаха! Кура сегодня! — крикнул он Короеду в намятое подушкой ухо. — Проснись, а то зверобои все слопают.

— Что? Кура? — пробормотал парень. — Неужели?

— С плавниками! А ну все живо подъем! Звери есть!

Зевнув, Аркаха начал одеваться, а Филинов повернулся к Волкову, который натягивал сапог, сел рядом с ним на койку и сказал:

— Сбегай-ка с нами на лежбище. Настоящую работу узришь. Это не в рубке лайнера торчать или там детальки на станочке точить. — Говорил Филинов отрывисто, возбужденно. Он жадно курил, глаза, запавшие в темных, набрякших складках век, лихорадочно блестели. — Грязноватая у нас, правда, работка, но кому-то ведь надо, а?..

Одеваясь на ходу, мужчины выходили из комнаты. Вытащив из-под матраца длинную и сухую, надкушенную с одного края колбасу, отправился за ними и Аркаха. Проводив людей взглядом, Филинов хлопнул Волкова по колену:

— И вот о чем я подумал: все же твое место тут. Ленка с идеей заповедника носится — поддержу! Но трудно ей одной, дьявольски трудно; нужен ей в помощь энергичный человек.



— Раздеремся мы тут с тобой, — сказал Волков, чтобы отвязаться от Филинова. — Перестреляем друг друга из винчестеров.

— Будем драться, Волк, будем, но пойми: и у меня душа болит, горит, проклятая. Сегодня котов жмем, завтра начнем морских львов колошматить, послезавтра последних китишек, которые возле острова прижились, изведем, а потом за птиц примемся: нам уже советовали пух-перо для подушек заготавливать.

— Я не инспектор. Моряк.

— Так бери же «Баклана»!.. Ну ладно. Думай. — Филинов поднялся и, грохоча сапогами, направился к двери: — Зверобои, на выход!

Дом дрожал от топота. Поддавшись общему возбуждению, Волков вышел в коридор, столкнулся с Леной, взял ее за руки.

— Приходи в Урилью, — сказал он. — Нам же есть о чем поговорить, что вспомнить.

— Сегодня большой забой, — торопливо сказала она, высвобождая свои руки. — Поможешь мне, да? Надо следить, чтобы парни не забивали самок.

— Придешь?

— Возможно... Отчего бы и нет?

— Быстрее, парни, быстрее! — поторапливал зверобоев Филинов.

День был серым, ветреным. Мелкой водяной пылью сеяло с низкого неба, под ногами чавкала раскисшая земля. Тяжелой рысью пронесся мимо Аркаха, толкнул Волкова, обернулся и подмигнул. Слыша шумное дыхание многих людей, Волков старался не отстать от Лены. Вилась под ногами растоптанная тропинка, слева — обрыв, как белесым киселем, залитый туманом. Снизу, сквозь его плотное месиво, доносились приглушенные расстоянием удары волн о скалы.

— Па-ашо-о-ол вниз! — разносился в тумане хрипловатый голос — Ну кто там еще задерживается?

— Быстрее, Валера, быстрее, — поторапливала Волкова Лена, хватая его за потную ладонь. — Отставать нельзя... пока добежим, они уже начнут.

Она потянула Волкова, спрыгнула вниз, и тот последовал за ней. Склон был крутым, скользким, и он то бежал, то словно катился на лыжах... Упал, ударился боком, вскочил. А где же Лена? Туман словно заглатывал ее. Волков ринулся вниз, но никак не мог успеть за ней и зверобоями. Вот Барсуков его обогнал... И тот парень в гимнастерке — Ванюха, кажется, его звать — пронесся мимо; туман стал еще плотнее, рев океана заглушал все звуки, и казалось, что люди беззвучно, как призраки, парили над склоном... Прошло минуты три-четыре, туман стал редеть и вскоре рассеялся. Внизу лежал океан, «Кайра» ползла вдоль берега. Зверобои уже давно одолели склон и теперь цепочкой бежали к лежбищу, легко преодолевая камни и завалы бревен.

— Ва-але-ера-а!.. — донеслось с лайды. Лена стояла на камне и размахивала рукой. — Догоня-ай!

Он сбежал к воде и будто окунулся в хаос прибрежных шумов. С тяжким грохотом накат давил берег, кричали чайки, ревели котики с недалекого уже отсюда лежбища.

Круша высохшие крабьи панцири и створки раковин, Волков устремился за Леной. Дышать было трудно: ветер рвал с волн пену, и над берегом плотным облаком висела мельчайшая горько-соленая пыль. В горле першило, он бежал все быстрее, но чувствовал, что отяжелел, что нет в ногах той легкости и силы, как когда-то... И вот уже сердце скакнуло из груди куда-то к горлу; и в сапоги будто дроби насыпали, такими они стали тяжелыми. Но Лена все так же, не уставая, бежала по лайде и словно дразнила его. Она то подпускала его поближе и, оборачиваясь, манила пальцами, то вновь устремлялась вперед, перепрыгивая через валуны. Нет, не догнать! Да, стареем, брат, стареем.

Ага, вот и люди. Шумно дыша, Волков и Лена подошли к ним. Прячась за выступом скалы, зверобои торопливо курили, а Филинов, рубя воздух ладонью, выкрикивал между затяжками:

— ...отсекаешь им путь. Кузмичев, сразу отгоняй первую группу...

— Предупреждаю: за каждую забитую матку — штраф, — сказала Лена.

— Тебе бы только штрафовать, — проговорил Аркаха и, отойдя в сторону, крутнул над головой длинной, утолщающейся к концу дубиной. «Жжжу», — туго прогудел воздух. На чью-то бедную котовью голову обрушится это дерево?

ЭТО ТЫ, ТУПОРЫЛЫЙ?

...Простите, вот это и называется: не ждать милостей от природы? Кричали люди, птицы; ревели звери, кипела вода, скрипела под ногами галька. Отсекая зверей от океана, зверобои бежали вдоль кромки берега, а волны, выбрасываясь на лайду, гнались за людьми, и те отбегали, но вот Филинов замешкался, и окатило его с ног до головы. Тот даже не остановился: эка мелочь... не отряхиваясь, побежал дальше. Вот и Волков не успел увернуться; подскочившая волна ударила в бок и поволокла за собой. Досадуя на себя — растяпа, — Волков выбрался на лайду подальше от волн, но по гальке было бежать трудно, и он опять спустился ближе к воде, на твердый сырой песок.

— Отгоняй от воды! — слышался сквозь прибрежный шум хриплый голос Филинова. — Короед! Да бросишь ты жевать?.. Вот же толпа холостяков... Справа, справа заходи! Ванюха, помоги!

— Самок, самок не трогайте! — кричала Лена, подбегая к мужчинам, окружившим большую группу животных. — Аркашка, вот же самка...

Плотно сбившись, молодые котики жались друг к другу, косились на людей испуганными глазами. Смахивая с лица капли пота, Волков подошел ближе и увидел среди холостяков самочку, а потом еще одну. Подобрав валяющийся на гравии бамбуковый шест, он отделил самок из общей группы, и зверобои погнали холостяков по лайде, туда, где между камней виднелся помост из толстых досок, а Волков и Лена пошли в другую сторону. Из-за камней вдруг выкатился огромный бурый секач. Засопев, он бросился на Волкова, тот отскочил, выронив шест, и секач, подхватив бамбук, перекусил его мощными челюстями. Ревя, раскачиваясь, зверь попятился. За его спиной волновались самочки и истошно, захлебываясь, вопили котята.

...Распогодилось. Солнце пробилось сквозь тучи, и черно-свинцовый океан тотчас, как хамелеон, изменил цвет своей шкуры на синий с зеленоватым отливом. Время летело быстро. Волков и Лена ходили от одной группы котиков к другой, а после проверки зверобои гнали зверей к помосту. Измученные, поторапливаемые тычками дубин в спину, котики покорно брели по лайде. Они уже не ревели, а лишь хрипло вскрикивали и роняли на гальку желтую пену, «...ну купил я ей рубашечку розовую с кружевами и эти самые...» — донесся до Волкова обрывок разговора. Отворачиваясь, стараясь не глядеть ни в лица людей, ни на животных, ни на помост, над которым то и дело поднимались и опускались дубины, Волков брел вдоль берега.

Так он миновал лайду и, устроившись в затишье, сел на камень. Закурив, Волков глядел, как погрузневшее, налитое красным огнем солнце тяжело кренилось к горизонту, а глубоко осевшая в воду шлюпка ползла к сейнеру. Зверобои дружно гребли; песня доносилась: «...и за бо-орт ее... бро-осает...» Сверкали лопасти весел, стекали с них алые брызги. Волков тупо глядел в воду и представлял себе все одно и то же: люди бегут... коты... дубины. Какой полет по скалам, какой бег по лайде, сколько мужества, силы в этих молодых крепких парнях, а потом!.. Нельзя, конечно, обвинять зверобоев ни в чем, это их работа. Но отчего все это так противно выглядит?

Вроде бы как стон донесся. Волков осмотрелся: из-за уступа скалы судорожными рывками выполз крупный морской котик. Волков поднялся. Захрипев, зверь поднял голову, залитую красным, и, роняя на гальку хлопья рыжей пены, поглядел на него единственным глазом, потому что вместо второго зияла кровоточащая дыра; со всхлипом втянул через разбитые ноздри воздух.

Это был Тупорылый.

Послышались чьи-то тяжелые торопливые шаги: Аркаха по лайде бежал. Завидя Волкова, он усмехнулся, положил дубину на плечо и, придерживая ее рукой, пошел к нему усталой, развалистой походкой.

— Кот... один сбег, — произнес Короед. — А, вот он!

— Не трогай, — сказал Волков. — Это мой кот. Я его узнал: у него ласт покалечен касаткой.

— Ишь собственник: «мой». Все теперь наше, все теперь, Волк, общее. Понял-нет? А ну сдвинься.

Волков не шевельнулся. Аркаха сплюнул, оперся на дубину. Осунувшийся и постаревший, кажется, только за один этот день, он не мигая глядел в лицо Волкова своими дымными глазами, глядел, будто что-то хотел понять, но, так ничего и не поняв, выдавил из себя:

— Ладно. Дарю котишку.

Зверобой пошел прочь, а Волков наклонился и подтолкнул Тупорылого в спину. Застонав, кот шевельнулся и пополз к океану. Небольшая волна подкатилась, Тупорылый кинулся в нее, поплыл, потом вынырнул и заорал: соленая вода разъедала раны. Крича, кот плыл вдоль берега в сторону бухты Урильей и вскоре скрылся из глаз.

Ушел Волков с Большого лежбища лишь на другой день. У Альки тут было еще много разных дел: стирка, починка, к тому же каждый вечер в большой комнате одного из домов «крутили» кино, и девочка решила несколько дней побыть у зверобоев. «Не вздумай только идти в бухту Урилью одна», — предупредил ее Волков. Девочка поклялась, что одна в бухту Урилью не пойдет ни в коем случае.

Он поднялся в утренних сумерках и вышел из дому. Тут же хлопнула дверь, и по ступенькам сбежала Лена, которая будто поджидала его. Долго шли молча. День зарождался прохладный; сырой ветер стлался по склонам гор и гнал в сторону океана рваные клочья тумана.

— Ах, да что же это я?.. — сказала замедляя шаги, Лена и, порывшись в кармане куртки, достала сложенный вчетверо листок. — Тебе радиограмма. Радист ее принял ночью, ты уже спал, а я была в радиорубке. Держи.

«Волк зпт поздравляю двтч вторичный разбор дела закончился нашу пользу тчк Можешь возвращаться зпт получать диплом зпт слухам тебя назначают капитаном «Полярной звезды» приветом...» — прочитал Волков и, стиснув кулак, зажал листок. Ну вот, все и решилось... Остановившись, он повернулся спиной к ветру и раскурил трубку.

— Пойдем в заветрие, — сказала Лена. — Посидим. Я тоже хочу покурить.

— Пойдем, — сказал Волков, поправив тяжелый рюкзак, в котором лежали продукты. — Куришь?

— Валера, неужели это ты? Прошло столько лет, и вдруг...

— Постарел?

— Возмужал. А я? Страшная, наверно, да?

— Ты стала еще лучше.

Они сели под скалой на камни, и Лена закурила сигарету. Сощурив глаза от дыма, она сбоку разглядывала Волкова и то хмурилась, то улыбалась. Волков молчал. Глупо как все. Казалось: встретятся и будут говорить-говорить... Ну да, он обещал даже рассказать ей о чем-то... Очень о многом, но о чем именно?

— Вспоминал хоть когда? — Она почему-то засмеялась, потом вздохнула.

— Вспоминал, — ответил Волков. — Вчера вечером я тебя искал, а ты куда-то запропала с Борисом.

— Видишь ли, у нас вчера с Борисом был очень длинный и сложный разговор, — начала Лена вялым, тусклым голосом, причем она оглядывалась, будто что-то искала, а говорила просто так, между делом. Ага, увидела что-то. Брови ее вздрогнули, она наклонилась и сорвала белый цветок. Понюхала, зажмурилась, вздохнула. — Так о чем это я?.. Ах да, так вот, мы решили, что никакой свадьбы не будет. Понимаешь, мы с ним хорошие друзья, и Борька добрый, славный, но... Понюхай, как хорошо пахнет.

— Такими парнями, как Борька, не бросаются, — сказал Волков, поднимаясь.

— Это мое дело, — сказала она. Ветер набросил ей пряди волос на лицо, но она не поправила их и глядела на него, словно из-за ширмы. — Может, думаешь: из-за тебя? Успокойся. Правда, сложности возникли кое-какие... Ну-ка убери руки.

— Что за сложности? — спросил Волков, все же положив руки ей на плечи.

— Видишь ли, эту зиму мы собирались с Борисом провести на острове, хотелось понаблюдать за каланами. А для этого... Ну и ветер, так и сечет лицо... Для этого нужно перебираться из бухты в бухту и наблюдать, наблюдать. Так вот: в вельботе есть одно свободное место. Мне нужен моторист.

— А сколько в шлюпке всего мест?

— В вельботе?.. Два. Правда, непросто все это: зимой тут такие штормы и туманы... снег, лед. Ночевки в палатке: брр!

— Ленка, я ведь капитан океанского судна, а не моторист вельбота, — сказал Волков и притянул ее к себе.

— Да, да, каюта из красного дерева, оранжевые огни далеких тропических портов... Ну и ветер... Все глаза исстебал, — пробормотала Лена, внимательно, очень серьезно поглядела в его лицо, закинула руки ему на шею и потянулась к нему...

Добрался до своих «владений» Волков благополучно, не заходя в дом, осмотрел лежбище и убедился, что все тут в порядке. И Папаша Груум жив-здоров, и все его семейство, и секач Рыжий, и другие звери тоже. Спасеныш заметно подрос, ну просто на глазах вытянулся парнишка! И Тупорылого Волков увидел: забравшись на свою скалу, кот лежал как убитый, и вначале Волков подумал, что тот мертв, но Тупорылый шевельнулся и застонал. Болели, видно, раны. А у «пенсионеров» один зверь погиб. Пришел его смертный час. Волков подошел ближе и увидел: подохшего котика пожирали тысячи мелких рачков, которых так много среди сырых камней лайды. «Санитары» побережья спешили очистить лежбище от падали.

Ну львы, те, конечно же, спали; а Седой, каланка и малыш плавали в своей бухточке: взрослые обучали малыша искусству ныряния. Когда же Волков возвращался к дому, то обнаружил всю семейку куличков: папаша и мамаша вывели смешных голенастых птенцов на берег, и они дружной стайкой быстро бежали по лайде. Сова дежурила на коньке крыши, а песцы встретили Волкова как старого знакомого. Правда, он обнаружил, что Черномордый зря время не терял: пока людей в доме не было, песец пытался отгрызть угол у двери и весьма преуспел в этом: образовалась порядочная дыра, в которую можно сунуть нос. Сбросив рюкзак, Волков сел на камень покурить, а песцы — то Черномордый, то Красотка, то их подросшие тонконогие, будто на карандашиках, щенки по очереди подбегали к двери, совали в дырку носы и жадно, с наслаждением нюхали. Ради любопытства Волков, встав на колени, тоже понюхал: очень вкусно пахло рыбьими балыками, что вялились на чердаке дома...

И потянулись дни за днями. С утра Волков обходил бухту, после обеда возился возле дома и думал, думал, думал. «Полярная звезда»... Он знал этот транспортный рефрижератор, построенный в Голландии. Белый стремительный корпус, острый вздернутый нос... А какой ходок! Еще бы: фруктовоз. Рейсы на Кубу, в Гану, Гвинею. «Что же я медлю? Почему не бегу на Большое лежбище, чтобы дать срочную радиограмму: «Еду, еду, еду»?» — размышлял Волков. Работа валилась из рук. Сев на порог дома, он курил и глядел в океан. Действительно, ну что его удерживает тут? Лена? Алька?.. Волков вздохнул: да, Лена и Алька. Но не только это удерживало его на острове: чувство ответственности за судьбу этого уголка земли, возникшее а нем. Ч-черт, и угораздило его отправиться на остров Больших Туманов!

Так как же быть? Волков поглядел на синюю кромку горизонта. День был теплым, потоки разогретого солнцем воздуха поднимались от земли, и горизонт шевелился. Вдруг он вскочил, бросился в дом, схватил винчестер, бинокль и, захлопнув дверь, побежал к одинокой скале у бухточки Седого, на которую теперь часто поднимался, — оттуда открывался отличный вид на всю бухту и дальние к ней подступы. Пугая кайр и топорков, он быстро поднялся на плоскую вершину скалы и, кинув винчестер в траву, прижал к глазам бинокль — милях в двух от острова курсом на север шел большой черный теплоход-сухогруз. Несколько человек стояли на крыле мостика и глядели в бинокли на остров. Все они были одеты в форму, в белые рубашки и черные галстуки, и уже по одному виду подтянутых моряков можно было судить о том, что на этом судне все в порядке. Его заметили, замахали руками, и Волков тоже замахал рукой, а потом, схватив винчестер, выстрелил три раза в воздух. Загрохотав крыльями, стая птиц сорвалась со скал и понеслась в сторону океана, а теплоход величественно и как-то задумчиво прогудел три раза, что на морском языке обозначало: «До встречи. Всего вам доброго», а потом немного погодя еще раз: «Как поняли? Подтвердите». И Волков выстрелил из винчестера: «Вас отлично понял. Счастливого пути!»

Потом он лег в траву и долго глядел на теплоход, завидуя сейчас тем людям, которые находились на его борту. Зажмурившись, он представил себе, как ходит по рубке «своего» судна, ходит взад-вперед мимо гирокомпаса, радиолокатора, рулевой колонки, возле которой застыл матрос, и отдает приказания.

Он открыл глаза. Черного сухогруза уже не было видно. Шумной стаей возвращались на скалы птицы и, рассаживаясь на уступах, перекликались взволнованными голосами. Сорвав жесткую травинку, Волков закусил ее и повернулся на спину.

Решать надо, Волков; что-то нужно предпринимать. Чем дальше, тем все становится сложнее. Мир еще четче раскололся на две половины: мир океана, мир соленой воды — это его мир и мир суши — мир Лены, Альки... Запутался я, подумал Волков. Мне кажется, будто все образуется само собой, но это не так, и нельзя больше оттягивать решения, и нужно определиться до конца. Но как сделать так, чтобы сохранить для себя мир неразделенным, чтобы, приобретая одно, не потерять другое? Стоп-стоп, а не слишком ли я все усложняю? Ну пускай не «Полярная звезда», и пусть кто-то другой уйдет на этом судне в первое плавание, но будут же другие суда, будут! И мир не раскололся пополам, просто он для него, Волкова, стал еще богаче. Теперь и суша будет не просто суша, а то место, где живут, где будут думать о нем дорогие ему люди. Только он дождется, когда с острова уедет Аркаха; он дождется, когда котики отправятся в путь, а уж за ними и он.

Вынув из кармана радиограмму, Волков скомкал ее и кинул в океан, но бумажка не упала в воду: к ней тотчас метнулись две маленькие верткие моевки. Возбужденно крича, отнимая друг у друга бумажку, они полетели вдоль берега, а к ним спешили другие чайки, и клубок птиц рос, как снежный ком. «Несите, несите ее прочь, — подумал Волков, — от бумаг одни тревоги».

Чувствуя облегчение в душе, он подполз к краю скалы и поглядел вниз. Солнце пробивало воду лучами, и можно было рассмотреть желтые, подвижные, как ртуть, пятна солнечных бликов, ползающих по каменистому дну. На камне, торчащем из воды, лежала мама-каланка, а рядом — ее малыш. Седой же плавал возле камня. Высовывая щетинистую на вид голову из воды, он вскрикивал. Он звал малыша в воду, и тот порывался к нему, но мать удерживала каланенка лапами. Сердясь, малыш бодался, крутился, пищал. Он уже чувствовал себя совсем взрослым, и ему так хотелось к отцу... И тогда мамаша отпустила его, и каланенок, заметно выросший, смешно раскинув лапки, плюхнулся в бухту. Седой, повернув голову, звал его за собой, в океан, но малышу было еще очень страшно, что рядом нет матери, и он то бросался за отцом, то поворачивал назад, к камню. Поняв его переживания, каланка тоже спустилась в воду, и все втроем они отправились в путешествие по бухте. Наверно, сегодня родители будут показывать малышу, где можно найти ежей, а где на отмелях греются в теплых лучах солнца стайки мелких рыбок.

Полежав еще немного над обрывом, Волков спустился на лайду и пошел вдоль нее, осматривая свое хозяйство.

На львином лежбище царил покой. Наверно, львам всегда снятся только хорошие сны, вот поэтому они так подолгу не продирают глаза. Борис рассказывал, что от покойного образа жизни, обильной пищи и отсутствия врагов львы так жиреют, что им трудно становится нырять: вода выталкивает их туши на поверхность. И тогда львы начинают глотать камни. Случается, в желудках львов находят по тридцать-сорок килограммов камней. Правда, есть и другое объяснение этому явлению: камни способствуют лучшему перевариванию пищи. Ведь в рацион львов, кроме рыбы, осьминогов и прочей «мягкой» пищи входят и колючие морские ежи, и жесткие морские звезды, и морская капуста.

Осматривая лайду, Волков шел вдоль лежбища по высокому прибрежному откосу. Ага, вот и Черномордый. Волков присмотрелся и удивленно присвистнул: песец тащил... куклу. Голова куклы волочилась по сырому песку, и Черномордый то и дело наступал на волосы куклы передними лапами.

— Эй, где ты ее добыл? — окликнул песца Волков.

Поставив уши торчком, песец бросил куклу и посмотрел вначале на Волкова, а потом на куклу, видимо размышляя: а зачем, собственно говоря, она ему нужна? И куда он ее тащит? Раскинув ручки и уставившись в небо синими глазами, кукла лежала на песке. На ней было полинявшее, немного порванное платьице, из-под него торчали кружева и лишь одна ножка. Волков все это увидел и, положив винчестер, стал осматривать откос, прикидывая — а нельзя ли по нему спуститься, чтобы не потревожить львов и отнять у песца его находку? Насторожившись и решив, что кукла все же ему нужна — пускай треплют малыши, Черномордый схватил ее за золотистую косу и опять потащил. Волков резко крикнул и, оттолкнувшись, мягко спрыгнул на песок. Черномордый, подскочив свечкой, отпрыгнул, бросил куклу и, обидчиво лая, побежал прочь. Засмеявшись, Волков взял куклу: откуда ты, какие волны тебя носили, прежде чем выбросили на остров? Он покачал ее, и послышалось хриплое кряхтение, будто кукла пыталась вымолвить какое-то слово. «Говорящая, — подумал Волков, — но заржавело у нее все в груди, отсырело... И с закрывающимися глазами... — Они с тихим стуком закрылись, как только Волков поднял куклу. — Ну что ж, девчонка-морянка, я беру тебя. Алька о тебе позаботится».

Вдруг позади него послышался возбужденный храп. Покосившись, Волков увидел, как из ниши, что под скалой, вылез обсыпанный сырым песком морской лев. Этого еще не хватало! Бежать... Но куда? Волков взглянул вправо, потом влево: весь берег был занят животными... А если броситься мимо зверя и попытаться вскарабкаться на обрыв? Но произошло что-то странное: Волков не мог сдвинуться с места. Громко фыркая, лев двинулся к нему. Волков упал, прижался к песку лицом и закрыл глаза. Остановившись возле, лев наклонился, и Волков почувствовал, как сырой нос животного коснулся его щеки. Втянув в себя воздух, лев заворчал и отпрянул.

«Не шевелиться... И все будет хорошо...» — билась в голове Волкова мысль. Он почти не дышал и все вжимался в песок. Выбросив вперед ласты, чуть не наступив на человека, ворча, лев направился к берегу. Остановился, оглянулся. Изогнувшись, почесал задним ластом морду и заревел. Волков открыл глаза. Во всем теле была противная ватная слабость. Лев ушел. Облегченно вздохнув, Волков поднялся, отряхнулся и, сунув куклу за воротник рубахи, пускай отогревается, начал карабкаться по откосу.

Из трубы дома струился дым. Дверь распахнулась, Алька, поправляя подоткнутое платье, сбежала с крыльца, Бич, обгоняя ее, с лаем ринулся на Волкова, с разбегу подпрыгнул и чуть-чуть не дотянулся, чтобы лизнуть в лицо.

— Лови меня! — крикнула девочка, набегая. — А-ла-ла-ла-аа-ааа!

Он подхватил ее, закружился на месте и прижался к горячему лицу Альки своим.

— Ну где же ты был? — спросила Алька. — Гляжу-гляжу в окно, а тебя все нет. Ужас как долго ты где-то ходил! Я уж решила: вот сейчас доскребу, домою пол и побегу с Бичом.

— Удрала с лежбища? И опять в одиночку?

— А я кисель из морской капусты сварила... Вку-усный! Я уже Бичу давала попробовать... Бич, правда, вкусный?

— Удрала, значит? Не увиливай, плутовка.

— Ага, удрала. А чего? Перестирала я их всех, перешила, перештопала. И вдруг мне по тебе так скучно стало... — на лице девочки появились розовые пятна. Опустив глаза, она сказала: — Ну, может, и не только по тебе... а и... по Спасенышу, Грууму, Седому! Вот. Зову Лену, а ей никак не уйти: забой.

— Я тоже скучал по тебе, — сказал Волков. — А теперь...

Он сунул руку за ворот рубахи, вынул куклу и повернул ее: синие глаза раскрылись, и кукла вполне отчетливо, правда с небольшой хрипотцой, произнесла: «Ма-амми». Отогрелась, видно.

Ахнув, Алька осторожно взяла куклу и, прижав к себе, провела пальцами по ее хорошенькому, немного поцарапанному личику, поправила ветхое платье и кружева нижней юбочки. Подняв на Волкова повлажневшие глаза, она сказала:

— Я хоть уже и не играю в куклы, но... — она гладила куклу и приговаривала: — Бе-едненькая, где же ты плавала, где же ты потеряла свою ножку? Ну идем в дом, я тебя сейчас накормлю, переодену.

Они пошли к дому. Бич, закручивая хвост баранкой, трусил к крыльцу, возле которого лежали Красотка и Черномордый. Бич и песец показали друг другу зубы и даже поворчали немного, но, видимо, посчитали, что худой мир все же лучше доброй ссоры, и решили не осложнять отношений.

ВТОРОЙ ВИЗИТ КОРОЕДА

Алька прибирала в «зале», ползала, скребла ножом пол и распевала песню про «Жанетту», которая поднимала паруса в далеком Кейптауне, а Волков заполнял «Журнал наблюдений». Порой он откладывал перо и прислушивался к голосу Альки: просто поразительно, как все может изменить эта ужасно деятельная девочка. Оказывается, нужно срочно готовить на зиму рыбу, грибы и морошку. И они день за днем устраивали охоту на рыб, затем пластали их, солили и вывешивали вялиться на ветерок, а потом уходили в «тундру» — низменные долины, за грибами. Рябина там растет высотой с авторучку, и из этого «леса» торчат красные шапки подосиновиков.

«Вчера Тупорылый впервые сошел в воду, — записал Волков в журнал. — Он долго плавал, кормился и когда выбрался на берег, то выглядел весьма бодрым. Погибшего кота рачки съели начисто. Приходил на «Кайре» Ваганов. Погода была тихая, и мы, поставив посудину на якорь, часов десять все вместе возились с двигателем. Машинка теперь тянет что зверь. Да, Ваганов сыграл нам свое новое произведение на трубе, и к сейнеру подплыли десятка три котов. Высунув головы из воды, они очень внимательно слушали нашего странного музыканта...»

— Что-то происходит у бухты Седого, — заглянув к нему, озабоченно сказала Алька. — Выливаю воду из ведра, и вдруг отчетливо слышу: «Бум!» И птицы — столбом.

Отложив журнал, Волков вышел на крыльцо и посмотрел в сторону бухты Седого. Действительно, будто туча мух кружилась над скалами. Птицы. Спугнул их кто-то. Кто же? И это «бум»?

— Схожу взгляну, что там, — сказал Волков и подумал, что это, наверно, Аркаха с Барсуковым пожаловали.

— Я с тобой.

— Послушай-ка, ребенок, мы уйдем вдвоем, а вдруг Лена придет. А нас нет! — Волков помялся и добавил: — Но если меня минут через сорок не будет — мчись в бухту Седого, хорошо?

— Ладно уж, останусь, — неохотно согласилась девочка. — Тогда пускай и Бич останется, а то мне одной будет скучно.

Одевшись, Волков зарядил винчестер, потом, подумав, мало ли что может вдруг случиться сгоряча, когда в руках оружие, повесил его на гвоздь и вышел из дому.

...Костер горел дымным пламенем, видно, попались смоленые, испачканные палубным варом доски. Аркаха Короед и Барсуков сидели на бревне и ели. Переводя дыхание, Волков осмотрелся: чуть в стороне валялась туша ободранного калана. Кого же они? Волков облизнул сохнущие губы. А может, ну их к черту?.. Барсуков что-то веселое рассказывал Короеду, а тот, сморщившись, как от лимона, хохотал. Вытаскивая из кармана трубку, Волков вышел из-за скалы. Барсуков первым заметил его, толкнул Аркаху в бок кулаком и протянул руку за карабином.

— Не трожь, — сказал Аркаха добродушно, и Барсуков опустил руку. Улыбаясь, Короед крикнул: — Валерка, где ж ты пропадаешь? Петька дудит: давай начнем, трубы, мол, горят, не придет он, а я говорю — такие парни не трусят, придет. Ну, присаживайся, Волк.

— А что с Седым? — спросил Волк, заметив свернутую шкуру самочки.

— Утек, старый хрен. Два раза по нему палили, ну никак его пулей не возьмешь. В общем, рванул. И каланенка-сопляка увел с собой.

Дата добавления: 2015-09-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


8232303425801841.html
8232374585240384.html
    PR.RU™